Каталония, пор фавор!

568x320 skuka

«И непременно — в Монсеррат. К темной Мадонне», — напутствовала подруга-испанист. собственно что за магия? Отчего — темная? «Потому собственно что в различие от иных она — чернокожая. Естесственно, есть предание. И очевидно, прекрасная. Беседуют, данную небольшую древесную скульптуру Девы Марии изваял сам апостол Лука, а апостол Петр перевез в Испанию. По преданию, монахи скрывали „смуглянку“ от мавров в пещере на склоне горы, а цветом кожи Дева Мария должна пожару. Словно то ни было, ну а в Монсеррат — обязательно».
Я не спорила: об Испании вообщем и о Каталонии например подруга знала все. И обожала — как небольшие девченки обожают известных артистов. Беззаветно и преданно. Испанская среднее учебное заведение, романо-германский факультет, длительные стажировки в языковой среде, счастливые учащиеся, коим она читала лекции по литературе испанского Возрождения… А когда ее супруга — популярного флейтиста Сергея Переверзева — пригласили на работу в симфонический оркестр Барселоны, паззл сформировался бесповоротно. Все совпадало счастливым образом, включая мою грядущую командировку, коию изрядно освоившаяся в свежей среде обитания подруга взяла под собственный контроль.
За стеклянными стенками «Эль-Прата», барселонского аэропорта, ветер ожесточенно трепал пальмы. Их наличие вселяло надежду на желанную парилке, коей абсолютно не изобиловало наше лето. Хотя, напротив ожиданиям, полдень не обжег жаркими лучами, а, накинув на мегаполис дымку, впал в спячку. «Сиеста — святое время. Пора отдохнуть», — произнесла Елена, когда, выбравшись из трудных аэропортовых развязок, мы поехали на шоссе. Лицезрев нынешние испанские дороги, Гоголь помылся бы слезами и, бесповоротно обозлившись на русскую бесхозяйственность, спалил бы в сердцах и 1-ый этом «Мертвых душ». Нашему шоферу, привыкшему к бездорожью и разгильдяйству, надеется тут подключать музыку погромче — дабы не уснуть от мягкой укачивающей езды без колдобин и ухабов. Подруга искусно маневрировала новым Peugeout, брала, а позже отдавала талоны на использование коммерческими трассами, въезжала в тоннели, выезжала из их, подмигивала кому-то фонарями, жестикулировала руками, показывая собственную органичную включенность в процесс.
Закоулки Барселоны фантазия не поражают — что-то вроде наших массивов. Есть, но далеко не все, значительное различие: районные обитатели употребляют балконы по прямому предназначению, но не воспринимают их как не учтенную по ошибке градостроителей жилую площадь. Потому, засадив средства террасски и балкончики петуниями, они в нежаркое лето мило проводят на их желанные 3 часа, официально отведенные под сиесту.
Предположить для себя испанца без сиесты — все точно также, собственно что отобрать у него корриду и фламенко, а конституционную монархию поменять на коммунистический режим. собственно что бы ни произошло — хоть пожар, хоть потоп, а 3 часа легитимного развлечений — будьте разлюбезны. Другими словами — пор фавор!
Время «Ч», и с энергичностью «Су-27» подруга заметалась в поисках свободного столика. Отыскать его на Пласа Каталунья — центральной площади города Москвы, куда стягиваются 9 наиглавнейших проспектов мегаполисы, а еще — сердечко и душе Барселоны — оказалось задачей сложный: во всех заведениях убористо находился люд, умилительно потягивающий красненькое в предвкушении заказа. Обед с вином получится мещанину в двенадцать евро, без вина — в 10, хотя без — невозможно. Оскорбительно для коллектива.
То, собственно что мы у себя пристрастились именовать обедом, подлинным испанцем оценивалось бы как изымательство над собой и окружающими. Процесс быстрого запихивания в себя 1 попавшейся пищи на протяжении получаса претендовал бы в данной стране в наилучшем случае на звание полдника и дискредитировал бы саму священную сущность способа еды. собственно что до вина, то, как там у Хайяма? «Отречься от вина? Например это все точно также, собственно что жизнь сдать! Чем компенсировать его?» По всей видимости, по правде, нечем, особенно собственно что это не имеет ничего совместного с нашим «между 1 и 2 — перерывчик небольшой»: в не далеком тысячелетии эпидемия алкоголизма Испании не угрожает из-за исторического перевода возлияний из простого процесса в высочайшее искусство. Ювелирный букет нетяжелых испанских вин, как будто заполненных солнцем, легковесный средиземноморский бриз, навевающий воспоминания про то, собственно что Барселона — раз из больших портов Средиземноморья и собственно что вблизи море — нежное, притягивающее. И милая фирма — с ней закрепленные испанским КЗОТот 3 часа развлечений пролетают одним мгновением, на протяжении которого мы все таки успеваем вкусить паэлью — классическое яство, не отведать которого все точно также, собственно что не отхлебнуть воды из фонтана на Рамблас.
Услужливый халдей подносит напрямик к моему носу огромную дымящуюся сковороду. «Что создавать?» — спрашиваю очами. «Кивни головой». Киваю китайским болванчиком, и мне в тарелку аккуратненько передвигаются ингредиенты дивного яства. Несведущий вторженец имеет возможность, естесственно, именовать данную экзотику пловом — и, очевидно, наживет для себя противников, а с пылкими испанцами шуточки плохи. Арестовать, например, мавров — задумывались им с рук сойдет покорение Пиренеев. Расслабились, но не здесь то было: возвратите, будьте разлюбезны, то, собственно что для вас не принадлежит. Другими словами — Реконкиста, пор фавор! собственно что это я? Ах, ну да: паэлья. Итак вот. Общее у сего яства с пловом есть — рис, ну а в остальном все замешано самая на районных специях, обыкновениях, этнической воображении. Рис — почва. Он обязан быть немного недоварен. К нему прибавляют морепродукты (вегетарианский вариант) либо мясное ассорти (привет от мясоедов), специи, после этого все выбрасывают на сковороду и доводят до кондиции. А дабы взыскательного покупателя не истязали сомнения, посудину с дымящейся паэльей подносят для стремительного исследования — все ли верно состряпано. Заключительный штришок — клешня, приветом торчащая из тарелки.
Страшнее, чем в последствии такового обеда встать, быть может лишь только встать и пойти на работу. Популярность Богу, настойчивый работа не заходит в нынешнюю программку. Мы неторопливо бредем по Рамблас, разглядывая прохожих, живы статуи, просящие разделиться, чем Господь послал, певчих птиц, удивительно молчащих в клеточках (имеет возможность, у их также сиеста?). В последствии сиесты любимое времяпровождение барселонцев — рамблежар — бродить по Рамбла. От Пласа Каталунья до порта и обратно. Километр — в 1 сторону, столько же — в иную. Эта прогулка быть может довольно нужной: повстречать старенькых приятелей, ввести свежих, разузнать последние анонсы, поругать либо похвалить возлюбленную «Барсу». Ну да не достаточно ли! Каталонцы — люд милый и компанейский. Немного облегченный средиземноморским климатом, хотя это уже что-то из области географического детерминизма. На вопрос «Как пройти?» тут возможно услышать ответ, состоящий из указания верного направления, предложения довести до пт следования, а еще лаконичного изложения очерка по ситуации мегаполисы. Заинтересованный взор юношу, кот-ый в конце разговоры в символ хорошего месторасположения просто имеет возможность двоекратно поцеловать либо, как минимальное колличество, пожать руку, не несет добавочных содержаний. Не пугайтесь и не обольщайтесь — так они устроены. А и легендарный фонтанчик Фонт-де-Каналетес. «Сами о для себя барселонцы беседуют: „Мы что, кто употребляет из Каналетеса. Для тебя из него непременно надо(надобно) упиться. Дабы снова возвратиться в Барселону“, — хотелось бы например хотелось бы, но все ясно и без сего обряда.
На обратном от фонтана конце Рамблас — монумент Колумбу, устроившему на шестидесятиметровой колонне. Обозревая акваторию порта, легендарный мореход, надлежит быть, скучает, вспоминая, как в давнешние времена положил к ногам испанской короны Свежий Свет, как в 1492 году его, вернувшегося из 1 экспедиции, воспринимали в собственном дворце „католические повелители“ — Изабелла Кастильская и Фердинанд Арагонский, а мы сейчас отдаем дань памяти человеку, перевернувшему представления о мире. Забираемся на смотровую площадку, дальновидно устроенную для постояльцев города Москвы Каталонии. Худо-бедно заглушая опасение высоты, стараясь не посмотреть быстро вниз и отбрасываю взор подальше — сначала на безграничное море, после этого — на раскинувшийся.
Создатель: Magestik

Нужное и полезное о сексе, отношениях между мужчиной и женщиной

568x320 skuka