Исследование индейского творчества и мистики

Во времена открытия Нового Света и первых встреч между европейцами и индейскими племенами Северной Америки интерес белого человека к своему миру, его чудесам и обитателям был так же глубок, сколь и обширен. Сообщения ранних исследователей об образе жизни населения вновь открытых земель, как правило, включали описание художественных и прикладных ремесел, которые практиковались теми людьми, но, в то время как просветительский дух Ренессанса требовал подробного описания этой деятельности, те же концепции не позволяли признать их работы  искусством. Несмотря на признание Альбрехта Дюрера о том, что сокровища при дворе Монтесумы, увиденные им в Брюсселе в 1521 году, показались ему более удивительными, чем все сказочные богатства, для императора Габсбургов и его кредиторов они служили лишь источником наживы. Вплоть до позднего колониального периода исследователи надеялись найти на североамериканском континенте внушительные тайники с драгоценностями, которые могли бы соперничать с сокровищами Мексики и Перу; те, кто был чуть менее дальновидным, стремились завладеть землей и мехами. На протяжении всего колониального периода уничтожение культуры, процветавшей до прихода белого человека, было неотъемлемой частью разрушения индейского образа жизни в целом. Самобытные ремесла были быстро вытеснены товарами массового производства, хотя некоторые изделия выживших индейских племен демонстрировали высокое качество изготовления и вполне могли составить им достойную конкуренцию (такие, как полезные в быту корзины или некоторые виды дубленой кожи). Иногда местные традиции заменялись навыками, привнесенными европейцами: так, например, во Франко-канадских монастырях индейцев обучали особым цветочным узорам для вышивания, которые затем использовались для украшения объектов бисером. Любое отдельно взятое искусство, независимо от продолжительности его существования, могло быть быстро утрачено, если племя решало заменить изделия своего народа торговыми товарами. Для удержания позиций на рынке бледнолицых коренные американцы перенимали новые методы производства и декорирования, из-за чего знания, которые применялись  с древних времен, меркли и забывались.

Интерес к индейской культуре как к искусству начал проявляться примерно в то время, когда образованные люди в наиболее заселенных цивилизованных частях Северной Америки начали осознавать, что в течение короткого промежутка времени коренные жители, их искусство и уклад жизни вообще могут исчезнуть. Среди немногих американцев или европейцев, потрясенных этой мыслью, были художники, богатые спортсмены-любители и ученые, поспешившие посетить племена, которые в той или иной степени оставались дикарями. Самый значительный вклад внес Джордж Кэтлин – он привез не только картины и подлинные артефакты, но и самых настоящих индейцев, которые приняли участие в выставке, путешествовавшей по восточным штатам и за рубежом. Опубликованные им работы, иллюстрированные его рисунками, собрание гравюр и коллекция портретов (ныне находящиеся в Смитсоновском институте) познакомили широкую публику с одеждой, оружием и украшениями племен Великих равнин, так же, как и описания путешествий принца Максимилиана Вид-Нойвида в сопровождении прекрасных акватинтов Карла Бодмера. Практика приобретения костюмов, оружия, накидок и других предметов индейской культуры в качестве студийного реквизита, а также для детального изучения поддерживалась и последующими поколениями художников, желавших описать Запад, вплоть до Фредерика Ремингтона и представителей ХХ века, многие из которых высоко ценили свои коллекции как по эстетическим, так и по научным соображениям. Примерно в середине XIX века усилился интерес к различным захоронениям и могильным курганам Огайо и Миссисипи. Дело в том, что ученым, которые не были безнадежно увлечены теориями колонизации финикийцев и кочевничества израильтян, стало понятно, что эти впечатляющие сооружения и их на удивление богатое содержимое принадлежат непосредственным предкам племен, некогда населявших эти районы.

Интересное по запросу  Восточная часть Вудленда

Самые ранние доклады Бюро американской этнологии освещали ряд научных трудов о Строителях курганов и их останках, причем все они сводились к тому, что все они имели индейское происхождение. Исследования Генри Скулкрафта легли в основу эпической поэмы «Песнь о Гайавате» Генри Лонгфелло, а последовавшие за Гражданской войной десять лет непримиримой вражды между равнинными народами, особенно западными сиу, привлекли к сраженным племенам внимание большей части Европы, а также восточных штатов. Бюро американской этнологии было основано в 1879 году, всего через три года после битвы при Литтл-Бигхорн. Оно начало свою работу по сбору артефактов, записи традиций и научному изучению образа жизни цивилизации, находящейся на грани исчезновения. Среди многих монографий и статей, опубликованных за более чем сорокалетний период, в течение которого Бюро выпускало ежегодные доклады, многие до сих пор считаются классикой или даже «Библией» в своей области. Пожалуй, невозможно представить, как сильно мы обязаны нашими знаниями и пониманием художественных традиций жизни американских индейцев, не говоря уже о сохранении бесчисленных произведений искусства, деятельности Бюро и ученым, которые работали на него или способствовали появлению публикаций. Именно из подобных трудов, объединенных в сборнике «Доклады», и были отобраны все иллюстрации к данному сайту.

Структура этой части сайта очень проста: первый раздел в значительной степени посвящен первобытному искусству восточной части Соединенных Штатов, с упором на искусство культур, возникших в долинах великих рек Миссисипи и Огайо. Тематика следующих разделов подчиняется географическому принципу: восточный Вудленд, сформированный вокруг Великих озер; Великие равнины; тихоокеанское северо-западное побережье, искусство эскимосов Аляски, глубинных районов Канады и Британской Колумбии; и, наконец, Юго-Запад США, как древний, так и современный. Иллюстрации воспроизводят оформление самых разных изделий – от тканой шерстяной пряжи и расшитой бисером оленьей кожи до корзин, керамики и резного камня. Особый интерес представляют многочисленные виды масок из двух регионов – северо-западного тихоокеанского побережья и юго-западной части США. Многие из изображенных реликвий были получены от первоначальных владельцев или даже их создателей, что свидетельствует не только об их неоспоримой подлинности, но и в некоторых случаях о принадлежности периоду, предшествовавшему вмешательству европейцев. Как правило, их производили не для вручения в качестве «сувениров» или торгового обмена, а для использования в быту. Большинство репродукций демонстрируют предметы, которые являлись утилитарными — это было оружие, посуда или одежда, которые предназначались для использования в церемониях или ритуалах или имели тотемическую функцию. Немногие племена создавали что-либо в качестве произведения искусства или по эстетическим причинам. (Исключением могут быть резные объекты эскимосов, сделанные, видимо, для визуального удовольствия, но отнюдь не для формирования собственного художественного стиля.) С другой стороны, любовь к цвету и орнаментам пронизывала всю жизнь индейцев, и каждый раз, когда были доступны необходимые материалы, а также немного свободного времени, предметы, сделанные для использования, обязательно декорировались. Любое племя, которое производило особенно искусные и украшенные изделия, налаживало активную торговлю с менее опытными соседями. Возможно, именно из-за практической цели многих ремесел произошла утрата некоторых видов искусств, таких как керамика и плетение корзин, когда племена начали приобретать металлические горшки у европейцев. Новая посуда отлично выполняла свое предназначение, освобождая ремесленников от необходимости трудиться, что выражалось не только в ненадобности изготовления предметов, но также сбора и подготовки сырья. Эстетические качества изделий, всегда бывшие второстепенными, должны были найти другое применение, чтобы не стать утерянными или окончательно забытыми.

Интересное по запросу  Северо-западное тихоокеанское побережье, Аляска и арктические регионы

Существует определенная тенденция проводить четкую грань между работой племен до непрерывного или продолжительного контакта с европейцами и последующей за ним; только в первом случае продукция, созданная согласно древним традициям, считается подлинно индейской. Объекты, несущие на себе след европейского влияния или сделанные преимущественно из торговых материалов, считаются признаком упадка этой самобытной культуры. Качество многих индейских изделий снизилось после контакта с цивилизацией бледнокожих людей, потому что вся их жизнь, включая социальную и экономическую систему, была разрушена, а не из-за того, что нововведения или промышленные материалы таили в себе угрозу для индейского колорита.

Индейцы привыкли заимствовать новые эскизы и методы друг у друга, и часто в более ранних культурах, например, на юго-западе или у Строителей курганов, могут быть обнаружены такие же резкие и кардинальные изменения изобразительного стиля, как и те, что позже были вызваны появлением товаров белого человека. В частности, коренные американцы любили яркие цвета и выразительную контрастность. Большинство специалистов в области искусства индейских племен, работавших в Бюро этнологии, единодушно осуждают использование ими анилиновых красок в ткачестве, плетении корзин и гончарном деле, которое было введено примерно в конце девятнадцатого века. Следует отметить, что подобная критика высказывалась и по поводу применения анилина в рукоделии женщин поздней викторианской эпохи.

Наконец, многие из приведенных в данной работе образов имеют символическое значение, которое было описано в том случае, если это можно было сделать с определенной долей уверенности. Однако к тому времени, когда свои исследования проводило Бюро антологии, многие символы были утрачены или искажены. Порой, индейцы одно и того же племени расходились во мнении об истинном смысле различных обозначений. Вот почему один и тот же узор может иметь много толкований, а определенный сюжет в разных изображениях может состоять из отличных друг от друга компонентов. Сам цвет часто был символическим, но конкретный подтекст менялся от племени к племени.

Многие символы были связаны с личными событиями, и потому их значение часто держалось в строжайшем секрете. Иногда они служили проявлением внутренних переживаний человека, воспроизводя его сны или видения, поэтому для понимания истинного смысла иногда была необходима интерпретация «владельца» изображения.

Все термины и их определения, приведенные на сайте, соответствуют текстам первоначальных научных работ; написание индейских слов адаптировано, диакритические знаки опущены. Названия племен взяты из работы «Индейские племена Северной Америки», автора Джона Суонтона (Бюро американской этнологии, Bulletin 145, 1952г).

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages